ИНО

Немного литературоведения

Займемся прикладным литературоведением. В 2006 году московское издательство "Новое литературное обозрение" выпустило в свет роман Эйтана Финкельштейна "Пастухи фараона". Аннотация к книге гласила:

"Описываемые в этой книге события начинаются в первый день девятнадцатого века, а заканчиваются — в последний день двадцатого. Исторические главы в ней перемежаются жизнеописанием главного героя, родившегося в России, жившего в Литве и Польше, участвовавшего во всех войнах Израиля, объездившего весь свет, но в кончном счете заблудившегося где-то в небесных коридорах. Все это происходит на фоне русской и еврейской истории, где действуют политики (от Екатерины Великой и сенатора Державина до Бен Гуриона, Хрущева и Ельцина), а также раввины, революционеры, жандармы, ученые, адвокаты, чекисты, аферисты и разные прочие персонажи".

Автор романа - человек интересный: советский диссидент-сионист, в 70-х годах живший в Вильнюсе. Основатель литовской Хельсинской группы, близкий знакомый Сахарова, да и всех остальных диссидентов, благо круг был узок.


Слева направо:Давид Леви, корреспондент Торонто Стар, академик Андрей Сахаров, Эйтан Финкельштейн, Вильнюс, 1976.

Но я на Филькенштейна и его роман никогда бы не обратил внимания, если бы среди героев не был бы выведен столь любезный моему сердцу Августинас Повилайтис, начальник Департамента госбезопасности МВД Литвы. И не один - вместе с доктором Грефе, сотрудником VI управления РСХА. А чтобы о таких персонажах знать, надо быть либо очень узкоспециализированным историком, либо быть знакомым с кем-нибудь, кто о них тебе расскажет.

Начал я читать соответствующий кусок книги Филькенштейна - и испытывал дежа-вю. Стиль уж очень специфичный, вязкий, муторный. Я с таким сталкивался только однажды. В мемуарах бывшего сотрудника госбезопасности Литвы Александра Славина. Да-да, того самого, который был главой Берлинской оперативной группы НКГБ Литвы, арестовывал Кубилюнаса и Юста. И как раз он-то про Грефе и Повилайтиса знал прекрасно.

Гм. Ну, конечно, и Славин жил в Вильнюсе, и Филькенштейн. Но представить себе, чтобы отставной чекист рассказывал действующему диссиденту истории по недавнее прошлое Литвы, Повилайтиса и Грефе - как-то трудно. Но на всякий случай сделал я себе пометочку и стал, изучая документы КГБ, смотреть на фамилию Филькенштейн.

И что бы вы думали? Нашлась связь.

У Александра Славина был младший брат Юлий. На фотографии он справа, слева - Александр, в центре их отец.



В отличие Александра, Юлий в органах госбезопасности прослужил совсем немного, до 1947 г., потом работал адвокатом, но агентурные задания выполнял. Так, в частности, разведотдел КГБ Литвы использовал его для разработки литовских эмигрантов.

Вот одно из агентурных сообщений Славина-младшего, датируемое 1979 годом.


Collapse )

Обратили внимание на фамилию на второй странице?

Знаком был Юлий Славин с Филькенштейном!

Ну а теперь - отрывок из романа. Прочитав его, вы быстро поймете, что меня столь сильно заинтересовало.

Collapse )
ИНО

Об одной неудачной вербовке

Однажды в дверь начальника Управления политической полиции МВД Латвии Яниса Фридрихсонса постучался неизвестный. Дело было в январе 1940 года.

Конечно, неизвестный сначала поговорил с секретарем и представился - как иначе. Но имя его начальнику политической полиции ничего не говорило. Икскюли - древний немецкий дворянский род, но уж больно разветвленный. Зато у незнакомца была визитная карточка с росписью коллеги Фридрихсонса - директора Управления полиции МВД Эстонии Йохана Соомана.

Пройдя в кабинет, неизвестный сразу взял за рога.

"ИКСКЮЛЬ сказал мне, что явился к мне для переговоров от имени представителей АБВЕР-2 из Кенигсберга (2-я разведывательная служба Кёнигсбергского военного округа) КЛЕЕ и РАМЕЛЬМЕЕРА, которые находятся в данное время в Риге и хотят со мной встретиться. ИКСКЮЛЬ сказал, что эти немцы уже говорили с СООМАНОМ о его работе в пользу Германии и получили его согласие, а теперь хотят по этому вопросу переговорить со мной".

Фридрихсонсу было предложено вспомнить, что он по происхождению балтийский немец, принять германское подданство и вместе с семьей переехать в Германию для работы на Абвер. Разумеется, с документами и агентурными делами.

Ошеломленный начальник политической полиции сказал, что если представители Абвера хотят поговорить, пусть приходят. Не через посредников же общаться.

Тем же вечером двое абверовцев явились в здание управления политической полиции, однако Фридрихсонс их под благовидным предлогом не принял и наладил за ними наружку. Наружка, однако, сопровождала немцев недолго: оказалось, что их прикрывают люди из разведотдела Генштаба латвийской армии. Начальник агентурного отделения разведотдела Николай Ланге был немецем и работал на германскую разведку бог знает с какого времени.

Министр внутренних дел Фридрихсонсу разрабатывать абверовцев запретил и тогда тот, бросив дела, поехал в Эстонию, к Сооману. Сооман подтвердил, что знает Икскюля и осведомлен о деятельности абверовцев, но лично с ними не встречался. Этого Фридрихсонсу было достаточно.

"Вскоре после моей поездки в Эстонию КЛЕЕ и РАМЕЛЬМЕЕР вернулись в Латвию... После приезда они днем посетили меня в полиции. Причем КЛЕЕ, поздоровавшись со мной, передал мне «привет от СООМАНА». Я на это резко ответил КЛЕЕ, что СООМАНА я видел позднее, чем они. После этого разговор был прекращен, КЛЕЕ и РАМЕЛЬМЕЕР ушли, не сделав мне лично предложений, переданных ранее через ИКСКЮЛЯ".

Вербовка германской разведкой директора политической полиции Латвии не удалась; пришлось Абверу довольствоваться тесными контактами с латвийской военной разведкой.

-------------------------------
К сожалению, из всех упомянутых лиц у меня есть фотография лишь Йохана Соомана, начальника политической полиции Эстонии. Вот она:

ИНО

Подполковник Славин, охотник за нацистами

На сайте "Российской газеты" - моя большая статья о начальнике Берлинской оперативной группы НКГБ Литвы подполковнике Александре Славине и об его охоте за генералами Кубилюнасом и Юстом. Место действия - советская и британская зона оккупации Германии, время действия - лето 1945 года. Все описанное в статье - лишь один из аспектов деятельности Берлинской оперативной группы. Были и другие - по внедрению агентуры в литовские националистические организации. Именно тогда, судя по всему, чекиств завербовали отца будущего председателя Сейма Литвы Ландсбергиса. Но об этом - в следующей статье.

А пока:



...В первых числах мая 1945 года в кабинете главы литовской компартии Антанаса Снечкуса состоялось рабочее совещание. Присутствовавших было всего четверо: сам Снечкус, уполномоченный НКВД СССР по Литве генерал-лейтенант Иван Ткаченко, нарком госбезопасности Литвы генерал-майор Александр Гузявичюс и только что вернувшийся с фронта подполковник госбезопасности Александр Славин. Среди собравшихся Славин был самым молодым - ему исполнилось всего лишь 29 лет. Сын богатого еврейского коммерсанта, Славин получил нехарактерное для чекиста университетское образование, владел русским, литовским, немецким, английским и французским языками. Однако для Снечкуса и Гузявичюса он не был чужим. Все трое были коммунистами; их сплачивала многолетняя совместная подпольная деятельность во времена диктатуры Сметоны. Когда в июне 1940 года под давлением Москвы в Литве было создано просоветское Народное правительство и глава литовской компартии Снечкус с тюремных нар на краткое время пересел в кресло начальника Департамента государственной безопасности МВД Литвы, он сделал Славина начальником своего секретариата3. Гузявичюс же получил должность повыше - он стал заместителем министра внутренних дел. После присоединения Литвы к СССР осенью 1940 года Гузявичюс возглавил республиканский НКВД, а Славин в должности начальника отделения приступил к работе в контрразведывательном отделе наркомата. Нельзя сказать, что первые шаги Славина на контрразведывательном поприще были удачными, скорее наоборот; однако к 1945 году он, безусловно, набрался опыта. 4 мая 1945 г. в НКГБ Литовской ССР был создан разведывательный отдел, в котором Славин стал заместителем начальника и начальником первого отделения.

На совещании в кабинете Снечкуса Славину объявили, что он назначается начальником оперативной группы по поимке военных преступников, ответственных за злодеяния, совершенные во время фашистской оккупации Литвы. Первым в списке разыскиваемых значился руководитель коллаборационистской "гражданской администрации" генерал Пятрас Кубилюнас, литовец по национальности. Вторым - немец, военный комендант Литвы генерал-майор Эмиль Юст. Преступников должен был ждать открытый судебный процесс в Вильнюсе.

Нужно было спешить: разыскиваемые могли перебраться из советской зоны оккупации Германии в английскую или американскую, откуда достать их представлялось чрезвычайно сложным. Уже утром следующего дня Славин вместе с тремя сотрудниками своего отдела, шофером и радистом выехал в Берлин.


Далее - здесь.
ИНО

Священник и спецслужбы

Ну-с, продолжим наши биографические изыскания.



Человек на фотографии - литовский священник Стасис Ила, 1908 года рождения, рукоположен в 1932 г., помимо обычных для священника дел регулярно писал в еженедельник „Mūsų laikraštis“ и газету „XX amžius“. В 1940 г. бежал в Германию, а в 1943 г. нацисты посадили его в концлагерь Шуттгоф. Про свое пребывание в этом концлагере Ила написал книгу воспоминаний "Люди и звери", изданную в 1951 г. в США.



Книга эта нам интересна тем, что в ней немало страниц отведено еще одному заключенному лагеря Шуттгоф - Повиласу Мешаускасу-Германтасу, о котором я недавно писал. В своих воспоминаниях о Мешкаускасе Ила по преимуществу придерживается панегирического тона, однако время от времени сообщает и действительно интересные вещи. Так, например, он (за девять лет до первой публикации показаний Повилайтиса) рассказывает о сотруднике VI управления РСХА докторе Грефе и его контактах с Мешкаускасом.

«Перед самой войной в Литву наведался начальник Тильзитского гестапо д-р Грефе. Германтас был назначен его сопровождающим по курортам и живописным местам. Путешествие Грефе, по всей видимости, не было бесцельным. Он контролировал всю разведку для наблюдения за северными странами. Так что и знакомство с Германтасом должно было ему пригодиться. Когда большевики заняли Литву, Германтас сбежал в Тильзит и некоторое время был гостем Грефе».

Так что сотрудничество ДГБ с гестапо первым засветили не советские пропагандисты, первым это сделал эмигрировавший в США литовский ксендз.

Если вы думаете, что на этом я и закончу сегодняшний рассказ, то вы ошибаетесь.

Дело в том, что Ила познакомился с Мешкаускасом вовсе не в концлагере Шуттгоф.

Из показаний А. Повилайтиса от 7 января 1941 г.:

"В газете "Путь правды" (орган ксендзов) была помещена антикоммунистическая статья под заглавием "Коммунизм в Литве". Автором этой статьи являлся ксендз по фамилии Ила, проживавший в Ковно и являвшийся старшим ассистентом теологического факультета в Ковенском университете. Впоследствии [в 1937 г.] этот же ксендз, Ила, выпустил под таким название книгу... Для составления этой книги, а также антикоммунистических статей Ила пользовался материалами Департамента государственной безопасности, которые выдавались ему по моему личному распоряжению".

Кто же выдавал Иле материалы? Разумеется, начальник отдела прессы ДГБ Мешкаускас - кстати, и сам подрабатывавший написанием антикоммунистических брошюр.

Узок круг этих людей.
ИНО

"Полагаю, что здесь было какое-то злоумышленное покушение"

Иногда в архивных делах находятся просто потрясающие документы.

Вот, почитайте.

Место действия - Каунас, октябрь 1940 г.

Свидетельские показания:

"Я, Робин Иосиф, в 2.30 ночи зашел к своей знакомой девушке, которая проживает по Лайсвез алея № 14. Мне открыла дверь моя девушка бледная и дрожащая от неизвестного мне испуга. Я спросил, что случилось? Моя девушка бессвязно что-то мне говорили, и я лишь понял, что что-то случилось.

Я быстро вошел в комнату моей знакомой и увидел следующую картину: на диване лежит распростертая голая девушка, а вокруг нее вертится мне неизвестный мужчина лет 25-20.

Мною было предложено немедленно вызвать доктора к этой больной. Однако я заметил на столе бутылку (пустую) из-под крепкого спиртного напитка.

Со своей девушкой я ушел за доктором. Незнакомый мужчина остался у девушки. Не успел я выйти из дома, как я увидел, что из окна первого этажа выскочил тот самый незнакомец, который вертелся у больной женщины. Мы закричали ему остановиться и не уходить от больной, но незнакомец, не обращая никакого внимания, стал убегать.

Послышались выстрелы.

Через несколько секунд неизвестный был задержан милиционером и с помощью моей был отведен в милицию.

Полагаю, что здесь было какое-то злоумышленное покушение или из-за денег, или из-за любовной интриги - я не знаю, т.к. незачем было бы ему убегать от больной женщины
".

Что это было, я расскажу вам на днях.

А пока терзайтесь любопытством.
ИНО

Всероссийская фашистская партия, литовское отделение



В размещенной на сайте Сахаровского центра компьютерной базе данных "Жертвы политических репрессий, расстрелянные и захороненные в Москве и Московской области в период с 1918 по 1953 год" есть карточка на Позднякова Павла Акимовича, 1909 г.р., проживавшего в м. Яново (Йонава) Литвы. Столяр, арестован 30 июля 1940 г. по обвинению в руководстве контрреволюционной организацией и подготовке террористических кадров, приговорен к расстрелу 7 июля 1941 г., расстрелян 28 июля 1941 г.

Позволим себе уточнить биографические данные.

Из показаний директор Департамента госбезопасности МВД Литвы А. Повилайтиса: "Деятельность русских националистов в Литве была незначительной. Одна их группа находилась в вол. Йонава Каунасского уезда, ею, насколько я помню, управлял Поздняков. Он вел переписку с русскими националистами, живущими за границей. В 1936, 1937 и 1938 гг. они получали из-за границы русскую националистическую литературу. Насколько я помню, подобную литературу они получали из какого-то балканского государства и из Шанхая".

В данном случае память подвела А. Повилайтиса. Литовские историки, исследовавшие этот сюжет с использованием внутренних документов ДГБ, обнаружили, что на самом деле посылки с литературой приходили в Литву не из Шанхая, а из Харбина, от главного редактора газеты «Наш путь», генерального секретаря Всероссийской фашистской партии К.В. Родзаевского. Более того, из переписки между П.А. Поздняковым и К.В. Родзаевским Департаменту госбезопасности стало известно о создании в декабре 1936 г. литовского отделения Всероссийской фашистской партии. В 1937 г. численность литовского отделения ВФП насчитывала 38 человек, одним из которых являлся агент литовской госбезопасности А. Богушявичюс («Александров»).

Так что упомянутый Поздняков был руководителем литовского отделения Всероссийской фашистской партии. Жалко, что этой информации нет в базе данных Сахаровского центра.

Кстати говоря, присоединения Литвы к СССР в 1940 г. в Германию под легендой члена литовского отделения ВФП на нелегальную работу был выведен агент советской разведки «Экстерн». В результате работы «Экстерна», внедрившегося в круги русской эмиграции в Берлине, советской внешней разведке удалось в октябре 1940 г. получить списки членов организации «Российское национал-социалистическое движение», а также ряд ценной развединформации. Но это так, к слову.
ИНО

"У меня в гостях"

Вот так начнешь изучать семейные портреты, и уверуешь в переселение душ.



Картина, которую вы видите, представлена на выставке "Романтический реализм" в Манеже и называется "А.Н. Толстой у меня в гостях". Сразу видно, что художника занимало в первую очередь - не столько Толстой, сколько желание показать свою хлебосольность. У меня в гостях - тут и окорок, и рыбка, и вино в старинных бокалах.

Ну так вот.

Художник этот - Петр Кончаловский, дед Андрея Кончаловского.

Едим дома, короче.
ИНО

Агент "Петраускас"

Чрезвычайно интересные сведения о двух сотрудниках литовской военной разведки - Бронюсе Аушротисе и Витаутасе Рейвитисе в начале 60-х годов дал агент КГБ Литвы "Петраускас". Вот публикация, в которой расшифровывается его настоящее имя - Йонас Декснис. Вот его фотография:



А вот его биография - правда, там нет упоминаний ни о работе на КГБ, ни о предшествовавшей сотрудничеству с КГБ работе на британскую разведку.

А вот пример внедрения советского разведчика в разведшколу спецслужбы одной из западноевропейских стран - история агента МГБ "Апогса" ("Apogs"). Бывший рижский студент Видвуд Свейцс (Vildus Sveis) 11 октября 1948 года в качестве мнимого беженца был переправлен в Швецию. И хотя член Центрального комитета (Central Council of Latvia) Вернер Тепферс (Verners Tepfers) относился к этому парню с недоверием, тем не менее, по просьбе Александра Мак-Киббина, вербовщик предложил ему пройти курс подготовки в разведшколе в Лидингэ. Понятно, что "Апогс" (Видвуд Свейцс) согласился.с заманчивым предложением. Ведь в этом учебном заведение проходили подготовку множество людей, большинство из которых будет тайно переправлено за "железный занавес".

Вечером 1 мая 1949 года территориальные воды Швеции покинул быстроходный катер с шестью агентами британской и шведской спецслужб на борту: Ионас Декснис (Jonas Deksnys) (командир группы, успевший до этого дважды побывать в Литве), литовцы Вольдемарас Бриедис (Voldemaras Briedes), Каземирас Пиплис (Kazimieras Pyplus), эстонцы Игорь Эплик (Igor Eplik) и Эндель Суустер (Endel Suuster), а так же агента МГБ Видвуд Свейцс ("Апогс"), Добравшись до берега на двух резиновых лодках, незваные гости скрылись в лесах. "Апогс", незаметно отстав от группы, предупредил о высадке шпионов местные органы госбезопасности. В результате чекистам удалось задержать всех, кроме Каземираса Пиплиса (он сбежал, примкнул к "лесным братьям" и погиб в 1952 году). Другой арестованный, Игорь Эплик, умер в больнице (при задержании его слишком сильно ударили рукояткой пистолета по голове). Судьба трех оставшихся в живых агентов сложилась относительно удачно. Все они дали согласия на свое участие в оперативных играх.
ИНО

Мешкаускас-Германтас

В феврале 1940 г. начальник ДГБ Литвы Повилайтис был послан президентом Сметоной в Берлин со специальным заданием - прозондировать реакцию германских властей на переложение передать Литву под германский протекторат. Поскольку Повилайтис не владел немецким, его в качестве переводчика сопровождал инспектор ДГБ и доверенное лицо Сметоны Мешкаускас.

Вот его фотография.



И биографическая справка:

Мешкаускас Повилас (Meškauskas Povilas; псевдоним «Германтас» (Germantas), 1902 – 1945) – высокопоставленный сотрудник органов государственной безопасности Литвы, агент германских разведорганов. До 1929 г. – преподаватель Шауляйской учительской гимназии. С 1934 г. – член Союза литовских националистов. В 1934 – 1936 гг. личный секретарь директора Департамента государственной безопасности МВД Литвы А. Повилайтиса. В 1936 – 1940 гг. начальник отдела прессы Департамента государственной безопасности МВД Литвы, инспектор Департамента государственной безопасности МВД Литвы. В 1940 г. бежал в Германию, активно сотрудничал с РСХА. С августа 1941 г. – генеральный советник по делам просвещения литовского «Доверительного совета» при немецкой оккупационной администрации Генерального округа «Литва». Арестован немцами, умер в концлагере Шуттгоф. Автор книги «Великие идеи Атанаса Сметоны» («Antano Smetonos didžiosios mintys»; Kaunas, 1935-1937).
ИНО

"Клеймить женщин-литовок, которые встречаются с русскими"

Очень характерный штрих к коллективному портрету литовских "лесных братьев", которые вроде бы боролись с "советской оккупацией", но убивали и калечили преимущественно своих соотечественников-литовцев.



Думаю, вам будет любопытно увидеть лица упомянутых в документе людей. И такая фотография у меня для вас есть.



Первый человек слева - Йонас Пиляцкис ("Брокас"), второй - давший показания Леонас Таунис ("Ковас"), крайний справа - Витаутас Гавенас ("Вампирас").